Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: литературоведение (список заголовков)
15:22 

ОНА И ОН

АнтипУшкин
плывёт какашка по волнам
плывёт куда-то вдаль
плывёт она совсем одна
в душе её печаль...

когда б кораблик белый плыл -
поэт нибудь-какой
поэму тут же сотворил
про бурю и покой...

про то, что волнами гоним
плывёт кораблик вдаль
плывёт туда совсем один
в душе его печаль...

а вот какашке не дано
поэта вдохновить
хотя ей тоже суждено
в краю далёком плыть...

плывёт какашка по волнам
плывёт кораблик вдаль
он - одинок, она - одна,
в душе у них - печаль

над ним - луч солнца золотой
под ней - струя светла
он - сильный, смелый, холостой
она - нежна, тепла...

им вместе бы по жизни плыть
в далёкие края
но их никто соединить
не в силах...

только я
:)

------
Антип Ушкин

@темы: Стихи, Размышление, Мнение, Любимые стихи, Литературоведение, Вольная тема, Творчество

02:05 

Ловкий Пройдоха
«Когда в 1919 году Московский лингвистический кружок обсуждал проблему ограничения определения сферы epitheta ornantia, Владимир Маяковский выступил с возражением, заявив, что для него любое прилагательное, употребленное в поэзии, тем самым уже является поэтическим эпитетом - даже «большой» в названии «Большая Медведица» или «большой» и «малый» в таких названиях московских улиц, как Большая Пресня и Малая Пресня. Другими словами, поэтичность - это не просто дополнение речи риторическими украшениями, а общая переоценка речи и всех ее компонентов.
Один миссионер укорял свою паству - африканцев за то, что они ходят голые. «А как же ты сам? – отвечали те, указывая на его лицо. - Разве ты сам кое-где не голый?» - «Да, но это же лицо». - «А у нас повсюду лицо», - ответили туземцы. Так и в поэзии любой речевой элемент превращается в фигуру поэтической речи».

Роман Якобсон "Лингвистика и поэтика"

@темы: Лингвистика, Литературоведение

05:25 

Диалог

amnephis77
problem, officer?
Диалог (вариации на тему "Пророка")

- Давай начнем с начала.
- Давай.
- Так как это было? Ты помнишь, как это началось?
- Вообще-то... я шел по пустыне.
- В прошлый раз ты употребил слово «влачился».
- Это слово чересчур экспрессивно, в этот раз я обойдусь без него.
- Чересчур экспрессивно, и еще вдруг кто подумает, что тебе свойственен недостаток самоуважения.
- Перестань.
- Извини. Я помню, что там было мрачно.
- Да, там было мрачновато.
- Это было долго?
- Это было долго. С мучением всегда так...

@темы: Литературоведение, Размышление, Любимые стихи, Диалог, Своё, Философия

21:28 

Ловкий Пройдоха
«Соединение всех элементов в одну картину, которая с появлением последнего элемента, заключающего речь, удерживается вся и одновременно в сознании того, кто ее воспринимает, — итог знакомства с произведением искусства слова. Предполагается при этом, что все оттенки значений, их связь, их иерархия, логика их распределения во времени читателю становятся понятны. Это означает для него, в сущности, необходимость постоянного возврата назад, постоянного перечитывания, поскольку соотнесенность любых элементов в произведении временного искусства (другой она просто не может быть) требует беспрерывной оглядки. Вот откуда возникает нужда в самом медленном чтении: смысл сказанного проясняется только постепенно и невозможно представить писателя, который предварил бы свое повествование ремаркой: читать один раз и как можно быстрее».

В.Е. Ветловская "Анализ эпического произведения"

@темы: Цитата, Размышление, Литературоведение

02:52 

Ловкий Пройдоха
"Язык и литература связаны так, как связаны были в старое время ветер и путь корабля, идущего при помощи руля и парусов по своему пути, двигаясь силами ветра, но не только в его направлении. Писатель правит парусом стиля".

Из статьи В. Шкловского "Шинель"

@темы: Литературоведение, Цитата

16:57 

ИСКУССТВО И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
М.М. Бахтин
из книги "Эстетика словесного творчества"



Целое называется механическим, если отдельные элементы его соединены только в пространстве и времени внешнею связью, а не проникнуты внутренним единством смысла. Части такого целого хотя и лежат рядом и соприкасаются друг с другом, но в себе они чужды друг другу.
Три области человеческой культуры — наука, искусство и жизнь — обретают единство только в личности, которая приобщает их к своему единству. Но связь эта может стать механической, внешней. Увы, чаще всего это так и бывает. Художник и человек наивно, чаще всего механически соединены в одной личности; в творчество человек уходит на время из «житейского волненья» как в другой мир «вдохновенья, звуков сладких и молитв». Что же в результате? Искусство слишком дерзко-самоуверенно, слишком патетично, ведь ему же нечего отвечать за жизнь, которая, конечно, за таким искусством не угонится. «Да и где нам, — говорит жизнь, — то — искусство, а у нас житейская проза».
Когда человек в искусстве, его нет в жизни, и обратно. Нет между ними единства и взаимопроникновения внутреннего в единстве личности.
Что же гарантирует внутреннюю связь элементов личности? Только единство ответственности. За то, что я пережил и понял в искусстве, я должен отвечать своей жизнью, чтобы все пережитое и понятое не осталось бездейственным в ней. Но с ответственностью связана и вина. Не только понести взаимную ответственность должны жизнь и искусство, но и вину друг за друга. Поэт должен помнить, что в пошлой прозе жизни виновата его поэзия, а человек жизни пусть знает, что в бесплодности искусства виновата его нетребовательность и несерьезность его жизненных вопросов. Личность должна стать сплошь
ответственной: все ее моменты должны не только укладываться рядом во временном ряду ее жизни, но проникать друг друга в единстве вины и ответственности.
И нечего для оправдания безответственности ссылаться на «вдохновенье». Вдохновенье, которое игнорирует жизнь и само игнорируется жизнью, не вдохновенье, а одержание. Правильный, не самозванный смысл всех старых вопросов о взаимоотношении искусства и жизни, чистом искусстве и проч., истинный пафос их только в том, что и искусство и жизнь взаимно хотят облегчить свою задачу, снять свою ответственность, ибо легче творить, не отвечая за жизнь, и легче жить, не считаясь с искусством.
Искусство и жизнь не одно, но должны стать во мне единым, в единстве моей ответственности.

@темы: Литературоведение, Цитата

01:34 

Ловкий Пройдоха
В.Ф. А с м ус
ЧТЕНИЕ КАК ТРУД И ТВОРЧЕСТВО

<...>
Приступая к чтению художественной вещи, читатель входит в своеобразный мир.
<...> Две черты составляют его особенность. Мир этот, во-первых, не есть порождение чистого и сплошного вымысла, не есть полная небылица, не имеющая никакого отношения к действительному миру. У автора может быть могучая фантазия, автор может быть Аристофаном, Сервантесом, Гофманом, Гоголем, Маяковским,— но как бы ни была велика сила его воображения, то, что изо-
бражено в его произведении, должно быть для читателя пусть особой, но все же реальностью.
Поэтому первое условие, необходимое для того, чтобы чтение протекало как чтение именно художественного произведения, состоит
в особой установке ума читателя, действующей во все время чтения. В силу этой установки читатель относится к читаемому или к «видимому» посредством чтения не как к сплошному вымыслу или небылице, а как к своеобразной действительности. Второе условие чтения вещи как вещи художественной может показаться противоположным первому. Чтобы читать произведение как произведение искусства, читатель должен во все время чтения сознавать, что показанный автором посредством искусства кусок жизни не есть все же непосредственная жизнь, а только ее образ. Автор может изобразить жизнь с предельным реализмом и правдивостью. Но и в этом случае читатель не должен принимать изображенный в произведении отрезок жизни за непосредственную жизнь. Веря в то, что нарисованная художником картина есть воспроизведение самой жизни, читатель понимает вместе с тем, что эта картина все же не сама доподлинная жизнь, а только ее изображение. И первая и вторая установка не пассивное состояние, в которое ввергает читателя автор и его произведение. И первая и вторая установка — особая деятельность сознания читателя, особая работа его воображения, сочувствующего внимания и понимания.
читать дальше

@темы: Цитата, Размышление, Литературоведение

04:08 

О путанице между автором и героем

Ловкий Пройдоха
"Самым обычным явлением даже в серьезном и добросовестном историко-литературном труде является черпать биографический материал из произведений и, обратно, объяснять биографией данное произведение, причем совершенно достаточными представляются чисто фактические оправдания, то есть попросту совпадение фактов жизни героя и автора, производятся выборки, претендующие иметь какой-то смысл, целое героя и целое автора при этом совершенно игнорируются; и следовательно, игнорируется и самый существенный момент — форма отношения к событию, форма его переживания в целом жизни и мира. Особенно дикими представляются такие фактические сопоставления и взаимообъяснения мировоззрения героя и автора: отвлеченно-содержательную сторону отдельной мысли сопоставляют с соответствующей мыслью героя. Так, социально-политические высказывания Грибоедова сопоставляют с соответствующими высказываниями Чацкого и утверждают тождественность или близость их социально-политического мировоззрения; взгляды Толстого и взгляды Левина. Как мы увидим далее, не может быть и речи о собственно теоретическом согласии автора и героя, здесь отношение совершенно иного порядка; всюду здесь игнорируют принципиальную разнопланность целого героя и автора, самую форму отношения к мысли и даже к теоретическому целому мировоззрения. Сплошь да рядом начинают даже спорить с героем как с автором, точно с бытием можно спорить или соглашаться, игнорируется эстетическое опровержение. Конечно, иногда имеет место непосредственное вложение автором своих мыслей в уста героя с точки зрения их теоретической или этической (политической, социальной) значимости, для убеждения в их истинности и для пропаганды, но это уже не эстетически продуктивный принцип отношения к герою; но обычно при этом помимо воли и сознания автора происходит переработка мысли для соответствия с целым героя, не с теоретическим единством его мировоззрения, а с целым его личности, где рядом с наружностью, с манерой, с совершенно опредеенными жизненными обстоятельствами мировоззрение— только момент, то есть вместо обоснования и убеждения происходит все же то, что мы называем инкарнацией смысла бытию. Там же, где эта переработка не происходит, оказывается не растворенный в целом произведения прозаизм, и объяснить такой прозаизм, а также найти и учесть отклонение от чисто теоретически значимой для автора — инкарнируемой, приобщаемой к целому героя мысли, то есть направление ее переработки, можно, только поняв предварительно основной эстетически продуктивный принцип отношения автора к герою. Все сказанное нами отнюдь не имеет в виду отрицать возможность научно продуктивного сопоставления биографии героя и автора и их мировоззрения, продуктивного как для истории литературы, так и для эстетического анализа".

М. М. Бахтин "Автор и герой"

@темы: Литературоведение, Размышление, Цитата

02:39 

"Разница между поэзией и прозой сравнима с разницей между алгеброй и арифметикой. Поэзия утверждает: X+Y=Z. Проза отвечает: 5+7=12. Проза конкретнее в каждом отдельном случае, взятом в его характерности и особости, социальной, психологической, любой другой. Поэзия ищет и находит общие закономерности и взаимоотношения. Проза многословна и обязана быть многословной: у прозаика много дела на белом свете: все рассказать, показать, досказать. По самой природе прозаик — популяризатор.
Зато поэт владеет такой взрывчаткой, какой не выдержит никакая проза. Зато у поэта нет такой громоздкой аппаратуры, как у прозаика. С первого же приступа к работе поэт стремится сжать и сгустить свое слово до последнего мыслимого предела. За этой сжатостью подразумеваются сознательно опущенные ряды значений, обертоны и оттенки, синонимы и омонимы.
Так возникает в поэзии интеграл: Гамлет — Медный всадник — Двенадцать. Это перечисление можно и продлить, но в этом нет нужды. Важно одно: слову возвращена его прародина — метафора. Она до времени запечатана и остается неузнанной, нераскрытой, «волшебной». Стоит подставить под нее любой Х (икс) или У (игрек), и метафора будет убита.
Наконец, самое главное. Среди общих закономерностей, обступающих поэта, существует одна, которая и решает его дело, — ритм, как предпосылка и первооснова мышления и поэтического познания мира. Ритм и противополагает поэзию прозе, равно как противостоят друг другу поэтическое и прозаическое мышление и познание мира".

П. Г. Антокольский

Из книги М.М. Гиршмана "Ритм художественной прозы"

@темы: Литературоведение, Цитата

02:36 

Литературоведение

Ловкий Пройдоха
Несколько хороших сайтов по литературоведению, которые я нашёл и которыми теперь пользуюсь. Множество статей, книг. Можно найти много полезного, даже не ходя в библиотеку. Только бесплатное скачивание и просмотр без регистрации. Очень удобно использовать поиск.
Какие-то ещё сайты полезные знал, но сейчас у меня эти в закладках.

Ссылки

Если ещё кто знает полезные сайты для литературоведов - пишите в комментариях. Соберём свою базу полезных ссылок. ))

@темы: Книги, Литературоведение, Организационное

19:22 

Ловкий Пройдоха
"Восприятие идей, позиций, сознания автора, наконец, «картин действительности», как если бы это были не картины, а сама жизнь, — совершенно недостаточный мотив для усилий настоящего читателя, ведь все это он может почерпнуть из других источников, не ставящих к нему таких высоких требований, как искусство. Именно высокие требования, предъявляемые к нему искусством, и увлекают истинного читателя. И с другой стороны, та дезориентация читателя, которая происходит в убогом школьном преподавании литературы, убеждающим его, что искусства нет, а есть лишь плоско понятое «отражение жизни» и «утверждение высоких идеалов», отталкивает читателя от литературы и в результате ведет к катастрофическому снижению уровня его человеческой культуры, а следовательно, и к разрушению его как человека, атрофии его человеческой сущности.
<...>Ведь правда искусства заключается не столько в том, что оно дает правдивую картину, концепцию жизни, воздействующую на сознание читателя, сколько в том, что оно само является жизнью — подлинным, адекватным самой жизни, серьезным и ответственным диалогом художника с миром, диалогом, в котором принимает участие и читатель — такой же человек, как и писатель, живущий с ним одним — в широком смысле- человеческим опытом, в одной действительности человеческого бытия, хотя, может быть, и в разные исторические эпохи.
Этот диалог определяет собой всю целостность произведения, и именно это делает его «интересным» для читателя, не желающего быть пассивным объектом идеологического воздействия. И если искусство и в самом деле опускается до того, что становится оглушающим человека «рупором идей», превращает его в объект, в безгласного потребителя, то «публика» отворачивается от такого искусства и предпочитает ему любые другие «кулинарные» эрзацы, не претендующие на то, чтобы всерьез обрабатывать ее сознание. К сожалению, то же самое происходит и тогда, когда читателю навязывается ложное представление о произведении истинного искусства, о любом вообще серьезном искусстве как поучении, проповеди «прогрессивных идей», иллюстрации социально-политических оценок...".


Н. Т. Рымарь, В.П. Скобелев "Теория автора и проблема художественной деятельности"

@темы: Цитата, Литературоведение

01:46 

Ловкий Пройдоха
"Аналитическая психология открывает аспекты творческой природы искусства, с которыми нельзя не считаться: художественное произведение создается не вполне сознательно, не вполне принадлежит автору, не может рассматриваться только как выражение сознания автора. Действительно, художник творит в своем произведении какую-то жизнь, руководствуясь не только сознательным намерением, но и неосознаваемыми влечениями, безотчетным желанием сделать что-то именно таким, а не каким-либо другим образом. Он творит жизнь, отдаваясь далеко не всегда осознаваемой логике, а также и далеко не всегда осознаваемой логике своих собственных устремлений, ценностных отношений, и, как справедливо показывает герменевтика, очень во многих случаях читатель и критик могут дать его произведению гораздо более глубокую интерпретацию, чем он сам. Смысл художественного произведения развертывается от эпохи к эпохе, включаясь во все новые и новые контексты духовной культуры человечества, он вечно творится, созидается в жизни культуры. Но нельзя утверждать, что те непредсказуемые значения, которые вкладываются в него бесчисленными читателями, являются для произведения чем-то совершенно внешним, что они не были заложены в него при его создании. Но очевидно и то, что если эти значения и присутствовали в данном тексте еще до того, как они были вычитаны из него только благодаря особой духовной ситуации, в которой данный текст оказался в новую историческую эпоху, то в полноте своей они не могли быть осознаны автором, так как здесь словами автора высказала себя вся человеческая культура как целое".

Н.Т. Рымарь, В. П. Скобелев "Теория автора и проблема художественной деятельности"

@темы: Размышление, Литературоведение, Цитата

Ловец снов

главная