• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: статья (список заголовков)
18:02 

Извержение Везувия 79 г. н.э. Помпеи и Геркуланум

Wild Card
Паровозик, который смог. (с)
«Я затрудняюсь назвать какое-либо явление, которое было бы более интересным…» – сказал Гёте о гибели Помпей, вдохновлённый открытием и раскопками римского города, оказавшимся погребённым и забытым больше чем на 1,5 тысячи лет. И действительно, извержение вулкана Везувий в 79 г. н.э., страшное бедствие для древних италийцев, в то же время сохранило для будущих поколений культурные сокровища прошлого, позволило заглянуть в навсегда потерянный, загадочный мир античности. Везувий навсегда стал местом паломничества многих поэтов, философов, писателей, художников и простых путешественников, посещавших когда-либо Кампанию и Неаполь.


@темы: Статья, История, HistoryMirror

23:43 

Джеймс Фрэзер. Золотая ветвь

Ловкий Пройдоха
26.11.2014 в 05:14
Пишет Wild Card:

Джеймс Фрэзер. «Золотая ветвь»
Джеймс Джордж Фрэзер — известный английский культуролог и этнолог, учёный, работы которого стали настоящей вехой в исследовании мифов, фольклора и религий. Наиболее известное его произведение «Золотая ветвь» стала настольной книгой многих учёных и послужила вдохновением для поэтов и писателей (Томас Элиот, Говард Лавкрафт, Роберт Грейвс), использовавших образы этой замечательной работы.



URL записи

@темы: Статья, Рецензия на книгу, Мифология, Культурология, Книги

03:11 

Ловкий Пройдоха
04.09.2014 в 01:03
Пишет Wild Card:

Сны Говарда Филлипса Лавкрафта
Сегодня творчество Говарда Филлипса Лавкрафта известно повсеместно, в том числе и в нашей стране. Он считается одним из основоположников «страшных историй», литературы ужаса и фэнтези. Однако его путь к славе был куда более тернистым и трудным, чем может показаться. При жизни была издана всего одна его книга («Тень над Иннсмаутом», 1936 год), а за пределами его родного города имя Лавкрафта было мало кому известно. В Россию же Лавкрафт пришёл только в 90-е годы, именно тогда у нас возник большой интерес к его творчеству.



URL записи

@темы: Рецензия на книгу, Лавкрафт, Статья, Книги

21:16 

Ловкий Пройдоха
17.03.2014 в 05:19
Пишет Wild Card:

Мариам Петросян. Дом, в котором…
«Дом, в котором» Мариам Петросян — произведение, о котором непросто рассказывать и сюжет которого не так-то просто описать. Если взять только внешнюю, очевидную сторону повествования, то она будет не слишком привлекательной для любителей жанра фантастики, т.к. фантастического здесь, на первый взгляд, и нет, наоборот рассказ идёт об очень серьёзных и грустных вещах, очень жизненных и злободневных. Петросян — армянская писательница и художница, живущая в Ереване, но роман писался изначально по-русски, а издавался и получил известность в России.

«Время в Доме течет не так, как в Наружности. Об этом не говорят, но кое-кто успевает прожить две жизни и состариться, пока для другого проходит какой-нибудь жалкий месяц. Чем чаще ты проваливался во вневременные дыры, тем дольше жил, а делают это только те, кто здесь давно, поэтому разница между старожилами и новичками огромна, не надо быть очень умным, чтобы ее разглядеть. Самые жадные прыгают по нескольку раз в месяц, а потом тянут за собой по нескольку версий своего прошлого. Пожалуй, таких жадин, как я, в Доме больше нет, а значит, нет никого, кто прожил бы столько кругов, сколько прожил я. Гордиться тут нечем, но я все же горжусь, ведь выдающаяся жадность — это тоже в своем роде достижение».



URL записи

@темы: GhostlyLands, Книги, Репост, Рецензия на книгу, Сказка, Статья, Фантастика, Фэнтези

22:27 

Ловкий Пройдоха
27.02.2014 в 22:21
Пишет Wild Card:

Дмитрий Быков. ЖД. Рецензия
ЖД, наверное, одно из самых известных произведений Дмитрия Быкова. Причем эту книгу, как он сам признавался, он особенно любит. В ней он изобразил многих своих особенно близких героев и впервые так полно поговорил о тех важных вопросах, которые давно его волновали. ЖД - произведение, совмещающее несколько разных жанров, как это обычно у Быкова. Это и фантастический роман, и философский, это сатира, снова альтернативная история (как было с "Кодом Онегина" Чертанова), эпос и в то же время — это же поэма, как сам писатель определил жанр. Такое определение не случайно, а вместе с названием роман-поэма отсылает нас к «Мертвым душам» Гоголя.

«Истина открывается не для того, чтобы прятать ее в столе. Истина поднимает вокруг себя бурю исключительно для того, чтобы дальше разбросать свои семена. Я родился для того, чтобы написать эту книгу, и придумывал ее в последние десять лет. В ней сошлись мои любимые сюжеты и главные мысли, которые всегда были об одном и том же, а именно – о бесприютности – самом страшном моем страхе. В моей стране мне тоже бесприютно, и это не только мое ощущение. Наверное, это плохая книга. Думаю, что она и не могла быть хорошей. Я предвижу реакцию, которую она вызовет. Скорее всего, это будет не только идеологическое, но и эстетическое отторжение, потому что это во многих отношениях неправильная книга. Я хотел бы написать ее иначе, но не думаю, что это возможно. Мне не так уж важно было написать хорошую книгу. Мне важно было написать то, что я хотел».
Дмитрий Быков, из предисловия




URL записи

@темы: Альтернативная история, Дмитрий Быков, Рецензия на книгу, Сатира, Сказка, Статья, Фантастика

01:39 

Ловкий Пройдоха
03.02.2014 в 01:36
Пишет Wild Card:

«Код Онегина». Брэйн Даун. Рецензия
«Код Онегина» — остроумная пародия на Дэна Брауна с его «Кодом да Винчи», только в основе всех конспирологических теорий лежит материал русской литературы, а конкретно — роман в стихах А.С. Пушкина «Евгений Онегин». Однако данный текст намного сложнее, чем кажется на первый взгляд. Это своеобразная литературная игра, роман в романе (и даже не один). Несмотря на подчеркнуто иронический стиль и фантастичность происходящего, в книге затрагиваются важные вопросы, касающиеся судьбы России, прошлого и будущего, слышатся сатирические нотки, а картина российской действительности, показанная здесь, достаточно правдива и реалистична.

«Геккерн и Дантес и так предполагали, что беглецы возят кота с собой. Это свидетельствовало об их изощренном уме: они нарочно демонстрируют кота, чтобы все думали, что надо ловить двоих мужиков с котом, а в критический момент они бросят кота и превратятся в двоих мужиков без кота, это классический отвлекающий маневр.
– Спортсмен даже марку сигарет не сменил. Он очень дерзок. (Они раскурочили унитаз и извлекли оттуда окурки, которые унитаз еще не полностью переварил.)
– Они оба очень дерзки».




URL записи

@темы: Пародия, Рецензия на книгу, Статья, Фантастика

22:45 

Ловкий Пройдоха
02.01.2014 в 22:38
Пишет Wild Card:

Образ Лилит в искусстве. Русская и зарубежная литература
В двери каждого дома уже вошел Новый год, с чем вас всех и поздравляю. А мы тем временем еще кое-что не доделали из прошлого года — не поговорили о Лилит в искусстве. )) Материала о самой истории образа оказалось так много (а я еще и рассказал далеко не все), что пришлось выделить для воплощений Лилит в искусстве отдельную статью.
Лилит была важным, интересным, притягательным образом для писателей и художников разных времен. Люди интересовались библейской и ветхозаветной тематикой, тайнами мироздания, происхождением человека, апокрифами и мифами, магией и древними богами. И, конечно же, в связи с этим они не могли не обращаться к одному из самых необычных и загадочных образов древних мифологий разных народов — к вечно прекрасной, крылатой и загадочной Лилит. Однако воспринимали и изображали ее по-разному, кто-то относился к ней как к демонице, королеве демонов и врагу человеческого рода, а кто-то, наоборот, видел в ней творческое и вдохновляющее начало, бунтарскую и свободную природу и даже ассоциировал Лилит с собой. Мы постараемся рассмотреть разные интерпретации этого сложного архетипического образа.



URL записи

@темы: Лилит, Мифология, Статья, Фантастика, Фэнтези

21:04 

Дэниел Киз. «Цветы для Элджернона»

Ловкий Пройдоха
02.09.2013 в 03:38
Пишет Wild Card:

Дэниел Киз. «Цветы для Элджернона»
Цветы для Элджернона — фантастическое произведение, которое сделало Дэниела Киза известным во всем мире. Вначале писатель создал рассказ с тем же сюжетом, а через несколько лет появился роман. Рассказ и роман получили две самые престижные премии для англоязычной фантастики: премии «Хьюго» и «Небьюла». Цветы для Элджернона - это произведение, который должен рано или поздно прочитать каждый настоящий ценитель фантастической интеллектуальной прозы. Хотя книга была написана еще в далекие 60-е, она читается как вполне современное и актуальное произведение и ничуть не потеряла в своей художественной силе. Но только теперь сюжет произведения кажется уже не столь фантастичным, как 50 лет назад.



URL записи

@темы: Рецензия на книгу, Статья, Фантастика

05:33 

Ловкий Пройдоха
18.08.2013 в 21:53
Пишет Wild Card:

Джордж Мартин. Танец с драконами. Рецензия на книгу
Танец с драконами — последняя из опубликованных на данный момент книг цикла Песнь Льда и Огня Джорджа Мартина. Эпические битвы пяти королей уже прошли, несколько могучих фигур в игре престолов повержены, а многие уже получили по заслугам. На смену главным игрокам (львам и волкам) пришли не столь значительные фигуры, а остатки пира достались стервятникам, о чем и рассказывала книга Пир стервятников (A Feast for Crows). События приняли совершенно неожиданный поворот. Семью Королевствами правит теперь король-ребенок — Томмен, а все решения принимает его мать Серсея, королева-регентша, запутавшаяся в собственных коварных планах и интригах. А тем временем Дейенерис пытается искоренять рабство в Вольных Городах и управлять собственным городом — Миэрином. Ее драконы уже стали достаточно большими, чтобы представлять серьезную угрозу, и доставляют проблемы самой хозяйке. Именно сюда, в Миэрин, и движутся многие ключевые персонажи, чтобы встретиться лицом к лицу с Матерью Драконов.



URL записи

@темы: Джордж Мартин, Рецензия на книгу, Статья, Фэнтези

05:25 

Ловкий Пройдоха
10.08.2013 в 03:46
Пишет Wild Card:

Джеффри Линдсей. «Добрый друг Декстер»
Добрый друг Декстер — вторая книга из цикла Джеффри Линдсея о серийном маньяке Декстере Моргане, убивающем только «плохих парней». Если Дремлющий демон Декстера еще находит какие-то точки соприкосновения с сериалом, то в этой книге с киноверсией общего совсем мало, совпадают только герои, но сюжет тут совершенно другой, да и сам Декстер по характеру и стилю мышления несколько отличается от своего телевизионного «двойника».



URL записи

@темы: Детектив, Рецензия на книгу, Триллер, Книги, Статья

04:37 

"А между тем все учебники стилистики и риторики, все правила ораторского искусства будут лишь мертвым схематическим отвлечением от живой сущности художественного слова; как точно так же и все попытки найти правила гармонии образов обречены на формализм; пресловутая гармония при попытках выразить ее членораздельно окажется иной раз нарушающей правила школьной эстетики; но более всего поразит нас собрание сверкающих мыслей и изложение их в строгой системе; такая система мыслей, пресловутая идеология, покажется чисто банальной, как бы высоко ни ценили мы гения; часто мы сердимся на художника слова, когда он, покидая язык образов, начинает говорить с нами на языке отвлеченных понятий; и наоборот, излишняя образность нас сердит в философе-специалисте. Невыразимый ни в мысли, ни в образе, ни в стилистическом правиле гений окажется не проявленным, а лишь предугадываемым единством формы и содержания; и у Гете мы найдем тяжелые строки, и у него нас встретит и неясность изложения, и банальность мысли; дело не в мысли, не в красочности и не в соблюдении правил словесности, а в чем-то ином, живом, но непонятном, до конца ускользающем от определений художественном гении. И потому-то самые ясные образы великих художников слова не так-то ясны, как и прозрачное денное небо над нами, если пристально вглядываться в него, окажется вовсе не голубым, а синим, темным, бездонным.
читать дальше

Андрей Белый "Трагедия творчества. Достоевский и Толстой"

@темы: Цитата, Статья, Размышление

01:08 

Шуточное исследование

Ловкий Пройдоха
Ермолай ФУЛИШ
ПО ПОВОДУ ОДНОГО ИЗВЕСТНОГО СТИХОТВОРЕНИЯ ОДНОГО ИЗЛИШНЕ РАСКРУЧЕННОГО ПОЭТА


Добрый день дамы и господа, пишущие, как и я, гениальные поэти¬ческие стихотворения, но, увы, не находящие признания у неблагодарных и бездарных современников, чтящих подчас заведомо слабые вещи, вышедшие из-под пера давно почившего русскоязычного поэта арапского происхождения. Меня давно глубоко волновало ослепление публики по поводу известного стихотворения оного витии, как мне кажется, абсолютно неудачно названного «К***». Сие означает, что поэт, а, вернее, его лирический герой, обращается к некоей лирической героине, чью фамилию он заменил тремя астериксами. Какого чёрта! Биографы поэта давно разболтали всему миру и имя, и фамилию, и всю подноготную дамы сердца, вовсе в жизни не отвечавшей столь высоким критериям, предполагаемым в ниже анализируемых строках.
Я знаю, что эту мою очередную диссертацию прочтут молодые стихотворцы, чьи неокрепшие поэтические души мне хотелось бы удержать от ошибок, допущенных автором стихотворения по неразумию и вследствие отсутствия знания элементарной логики жизни, а такожде явных пробелов в теории стихосложения, в которую я постараюсь внести свой неоценимый вклад на радость последующим поколениям любителей изящной словесности.
Итак, первая строка «Я помню чудное мгновенье» не выдерживает ни какого критического взгляда. Во-первых, начинать стихотворение с местоимения первого лица суть дурной тон, тем более что следующий за ним глагол однозначно указывает на таковое лицо. Во-вторых, мгновенье, столь удивившее автора, само собой должно быть запомнено. Говорить об этом, а тем паче излагать таковую банальность на бумаге, просто нонсенс! Не могу удержаться и от замечания по поводу необозначенного ударения в упомянутом слове. Если прочитать в варианте «чудное», то многое разъясняется и без моего щепетильного анализа! Вся тональность стихотворения принимает ироническую окраску, что автор, возможно, и задумывал изначально! Однако, принято прочтение «чудное», ему и будем следовать при дальнейшем разборе.
Следующая строка «Передо мной явилась ты» говорит о дурном вое питании стихотворца. Да и что с него взять! - ведь всем известно, что его пестовала старая неграмотная деревенская женщина, не знавшая изысканных манер, да просто правил обычной между нами, поэтами, светской вежливости! И хотя в дальнейшем оный рифмоплёт закончил сельский лицей (что толку, что Царско!), это не добавило ему тонкости обхождения с женщинами, не научило высокому слогу. Только под влиянием упомянутой мною простолюдинки и могло вырваться слово, находящееся на грани политеса - явилась!? Так и хочется продолжить - не запылилась? И грубость лирического героя достигает кульминации, когда он нагло и беспардонно обращается к вроде бы любимой женщине на ты. Редакторы, корректоры, города и годы попытались смягчить хамство автора путем расстановки знаков препинания, однако, ни от кого не может быть ныне сокрыто мерзкое, почти брезгливое обращение к несчастной даме сердца: «Явилась? Ты?! В натуре, блин!»
Третья строка только укрепляет моё мнение о невоспитанности виршеслагателя: «Как мимолетное виденье». Видите ли, для него это нечто пустяшное, мимолетное, несерьёзное виденье, призрак, пфу - и пропало! А если бы поэт был порядочным человеком, то речь следовало бы вести о создании семьи, о каких-либо длительных и прочных отношениях, о будущих детях и внуках... Так что видение видения, увы, не на вы-соте-с!
Четвертая строка «Как гений чистой красоты» разоблачает этого графомана вчистую! Ну, скажите, дамы и господа, положив руку на сердце, если у кого оно ещё есть, а разве бывает «грязная» красота? Настоящий пол всегда должен, я не побоюсь этого слона - обязан искать точное, единственное слово! Возможно, автор обозначает гак образно отношение предмета его поклонения к гигиене? Т. е. помывшись и наложив макияж, она пришла па встречу к этому грубияну и идиоту?..
Опустим следующую строфу. В смысле пропустим, однако, почему бы и не «опустить сё»? Итак, «В томленьях грусти безнадежной». Ох, хитрован! Ох, интриган! Да здесь же просматривается зашифрованный текст: «В том лень я х... грусти безнадежной, В тревогах шумной суеты...» Этот псевдопоэт сравнивает себя с праотцом Ноем, который однажды накулюкавшись до свинского состояния, уснул в пещере голым! Какой ужас! Какой позор! Какие неприятные параллели и ассоциации могут возникнуть, однако, у молодёжи вольно или невольно при чтении сего опуса! Какая безответственность! Нет, не стану расшифровывать далее, ибо это может завести нас излишне далеко! Лучше опустим и перейдём к следующему четверостишию.
Как я уже предположил, редакторы и прочая публика за почти 200 лет не только корректировали, но и вносили сумятицу и неточности в текст. Так в строке «Бурь порыв мятежный» явно отсутствует запятая после деепричастия - «бурь порыв, мятежный...», т.е. покопавшись, порывшись в жизненных бурях, мятежный лирический герой «Рассеял прежние мечты». Вот оно восстановление исторической правды! Вот оно возвращение потомкам истинного значения вроде бы вдоль и поперёк исследованною стихотворения! Вот что значит моя гениальность, моё непревзойденное умение проникать в суть произведения, его глубины. Нет мне равных! О как я велик, о мой могучий интеллект! Нет! Мне! Равных!
Гак па чем я остановился? Ах, да! «В глуши, во мраке заточенья» Вот оно что- лирический герой-то правонарушитель и сидел в глуши. А где у нас глушь? 11ет не Саратов - это при Грибоедове было, а при нас Сибирь и Чукотка! Вот где заслуженно обретается этот хам и женоненавистник! Оказывается он всею лишь обыкновенный зэк, любящий на нарах пописать бездарные стишки! «Тянулись тихо дни мои...» Это естественно привычный распорядок лагеря располагает к умиротворению, покорному ожиданию конца срока...
вдруг в этой рутине «Душе настало пробужденье». Ну, как же мы могли забыть, что зэкам положены свидания И передачки! Вот оно долгожданное «И вот опять явилась ты». Увы, годы заключения не прибавили нашему персонажу интеллигентности, он также хамовато вопрошает: «Явилась? (не запылилась!) Ты?». II вновь о мимолётности виденья и сомнительной красоте. Теперь-то мы понимаем - свидание даётся не надолго, а максимум на сутки, которые, конечно, промелькнут как один миг. Однако лучших слов, хотя бы благодарное гм за приезд в глушь, за колючую проволоку, увы. ничего нового мы не услышали! Но она прощает его по доброте душевной, тонкой женской организации психики, и по-матсрински привезла ему чай. сахар, спички ну что там всегда привозят в тюрьму. И вот здесь меня настораживает одна из последних строк, а именно: «И сердце бьется в упоенье. И для него возникли...». Стоп себе думаю – это же прямо указывает на галлюциногенное состояние кайфа нашего героя! С чего бы такая эйфория? А не привезла ли дама ему в места отдаленные наркотики!!!??? Э-э-э! А стишки-то на поверку оказываются напрочь вредными для юношества! Мало нетоварищеского отношения к женщине в первых строфах, так ещё в конце поэт перешел к прямой пропаганде наркоты!
И вот тут я не могу молчать! И обращаюсь к Президенту. Правительству, ООН. Евросоюзу, НАТО и прочих и прочая с настоятельным призывом исключить из мировых учебников по литературе это похабное стихотворение и сбросить с корабля истории примазавшегося к ней нарушителя законности и правопорядка!
Л стихотворение, паче чаяния кому-то захочется оставить в учебниках, привести в моей гениальной интерпретированной сокращённой редакции:
Помню мгновенье –
Передо мною Вы,
Как постоянное виденье
От ног до головы.

И всё! Достаточно - шедевр на века! На атом с присущей мне скромностью прощаюсь. Дамы и господа, целую ручки, будьте бдительны!
Мой адрес для желающих завести со мной знакомство: «Вега», до востребования. Ermolay Foolish, многажды доктор и лауреат. Пока, противные!
P. S. (Постскриптум): Я обвиняю автора проанализированного опуса в плагиате! Да-да! Торжественно заявляю под присягой, что сам видел фильм «Вокзал для двоих», откуда автор и упёр фабулу стиха! Как не стыдно! Или это фильм по мотивам стихотворения?.. Ну. не важно. главное, совпадение полное. Плагиат налицо.

@темы: Юмор, Статья, Цитата

14:55 

О личном в творчестве



Как можно случайному встречному, случайному попутчику рассказать обо всём самом сокровенном, не боясь насмешки и непонимания, так можно своему читателю поведать о себе очень много секретного, не говоря, впрочем, что это о тебе и сдабривая правдивые секреты изрядной долей художественного вымысла. Писатель может открыться незнакомому, неизвестному читателю так полно, как не сможет это сделать с лучшим другом, матерью или старшим братом. Потому что нет опасности, что тебя обвинят в чём-либо, будут смеяться или дразнить. Твоя судьба скрыта маской творчества, растворена в мире текста, переплетена с вымышленными судьбами. В тексте нет твоего полного отражения, даже если ты нарочно списывал какого-нибудь персонажа с себя самого, однако частенько бывает, что ты доверяешь свои собственные мысли, тайные думы и переполняющие тебя чувства придуманным героям, делишь их между ними. Читатель не в силах понять, что из всего сказанного, подуманного и почувствованного твоими персонажами, принадлежит лично тебе. Он может долго гадать, почёсывая затылок, и даже может решить, что раскрыл тебя, но это не так – ведь даже сам автор не смог бы справиться с этой задачей в полной мере.
Личное и творчество – две разные вещи. Это нужно раз и навсегда понять и твёрдо усвоить, чтобы не лезть к автору с утешениями, если его героям грустно, не приписывать автору грешки его персонажей. Но личное есть в любом творчестве, даже в самом отдалённом от реальной жизни автора. Откуда-то ведь черпает автор материал для своих образов? Не из пустоты же он всё создаёт? Мысль банальная донельзя, повторенная многими людьми – лирический герой (да и вообще герой) не есть автор. Но читатель так часто не верит этому, так часто пытается спорить… Есть и основания к этому. Личное есть везде и во всём.
Творчество всегда маска, всегда игра. На самом деле абсолютно бесцельная, как бы автор ни хотел доказать обратное. Точнее, нет внешней цели. Цель заключается в самом творчестве, его продукте, а не в дальнейшем использовании произведения и определённом прочтении. Автор не может угадать, как его текст воспримут другие, как он будет воздействовать на них. Он может преследовать лишь одну цель – писать текст, продолжать играть по установленным им самим правилам. Не для внешнего воздействия на реальность пишутся романы и стихи. Не для получения премий пишутся настоящие литературные произведения. Сними маску, поставь перед собой внешнюю цель – и вот вам научный трактат, публицистическая статья, но никак не художественное творчество. Люди, хорошо чувствующие и понимающие природу игры в творчестве, тяготеют к использованию различных псевдонимов. Замечу, что псевдоним, вопреки общепринятому, стереотипизированному до невозможности мнению, не обезличивает автора, а в наибольшей мере подчёркивает его индивидуальность, выделяет главное, убирая ненужные социальный и межличностный аспекты. Даже авторы, не использующие псевдонимы, их используют. Да, да, используют. Само имя автора, поставленное на обложку книги – уже псевдоним, уже игра. К этому имени всё больше будет прирастать разных мифов, разных правдоподобных и не очень историй, мнений, характеристик, оценок и пр. и пр. От реально существующего человека до автора целая пропасть или огромный мост через пропасть, составленный из читательских интерпретаций. Не хочешь использовать псевдоним – убери своё имя с обложки книги. Но найдите мне такого человека, который последует этому совету? Отказаться от игры и маски значит отказаться от искусства и творчества, значит не понять его сути. Не должен автор и переполнять своё творчество подробностями своей личной жизни. До этого, в сущности, нам, читателям, нет никакого дела. Творчество не есть попытка разобраться с личными проблемами, душевными волнениями. Со своими личными проблемами нужно разбираться наедине с самим собой или в кресле психолога, или в разговоре с близкими, но никак не вовлекая в это дело столько народу – тысячи читателей. С личным нельзя перебарщивать, как с какой-нибудь приправой, солью или сахаром… Сладко будет, слишком солёно, слишком кисло или остро – не вкусно, одним словом. Плохой из вас кулинар, господин автор.
Думаю, символ и атрибут любого творчества – красивая, украшенная драгоценными камнями маска. Греки использовали маски в своём странном театре. Сняв маски, актёры превратили в маску своё лицо. Сняв псевдоним, превращаешь в маску собственное имя. Сняв художественный вымысел, превращаешь в миф собственную жизнь. Маска – это не плохо, это не греховно или бесчеловечно. Может быть, маска – самое человечное наше изобретение, как бы зловеще это ни звучало. Ложь – это зло, если это ложь для собственной выгоды и ложь не по правилам. В творчестве же не должно быть лжи. Должен быть вымысел, игра по установленным тобой самим правилам, игра для себя и читателей, для этого мира и для всех возможных миров, большую часть которых выдумываем мы сами…


9.04.09

@темы: Эссе, Своё, Статья

Ловец снов

главная