Ловкий Пройдоха
24.01.2015 в 21:05
Пишет Wild Card:

Европа и Россия
Интереснейшая статья Б.А. Успенского, нашего замечательного филолога, учёного с мировым именем, про европеизацию России и реформы Петра. Я рекомендую её читать всю, чтобы понять, о чём там идёт речь. Здесь цитирую некоторые интересные моменты. Довольно необычная точка зрения, кое-что и для себя узнал, уточнил. Успенский никакой не славянофил и не евразиец, это крупный учёный.

«Возвращаясь к России, можно сказать: Россия может считаться Европой не как метонимия, а как метафора. Речь идёт не об экспансии Европы как исторического культурного (цивилизационного) центра на прилегающие территории, а о сознательной ориентации на Европу, т.е. о процессе, имеющем искусственный характер. Иначе говоря, речь идёт не о центробежном, а о центростремительном процессе.
Если бы речь шла о последовательной экспансии, Россия могла бы быть определена как Великая Европа, т.е. область на периферии Европы, на которую постепенно распространяется европейская культурная модель. Это был бы процесс постепенной и последовательной эволюции, и он был вполне возможен (напомню, что европеизация России начинается при Борисе Годунове и затем продолжается при Лжедмитрии; этот процесс возобновляется после Смутного времени, особенно во второй половине XVII в.). Этому помешали реформы Петра I, которые имели не эволюционный, а революционный – не естественный, а искусственный характер. В результате Европа становится для России не метонимией, а метафорой: вместо того чтобы стать органической частью «Великой Европы», Россия становится «Новой Европой».
Но сознательная ориентация предполагает противостояние между Россией и Европой: сама ориентация на Европу предполагает, что Россия изначально Европой не является.
Именно эта идея заложена в основе петровских реформ.
То, что я говорю, может показаться парадоксом. Пётр I вошёл в историю как культуртрегер, европеизатор России. Принято считать, что в результате петровских реформ Россия усваивает европейские культурные ценности и становится европейской страной. Я же утверждаю, что одновременно Пётр создаёт культурное противостояние между Россией и Европой, которого – по крайней мере в такой форме – не было раньше. По образному выражению Пушкина (восходящему к высказыванию Альгаротти), Пётр «в Европу прорубил окно». Продолжая этот образ, я бы сказал, что для того, чтобы прорубить окно в Европу, Петру необходимо было воздвигнуть стену, отделяющую Россию от Европы.
Эта искусственность петровских реформ проявляется с самого их начала. Примечательно, что реформы имеют отчетливо выраженный семиотический характер: Петр начинает с усвоения знаков, предполагая, очевидно, что содержание должно прийти вслед за формой (это типично вообще в том случае, когда цивилизационный процесс имеет характер метафорического уподобления). Такого рода искусственность определяет все последующее развитие России: знаки опережают содержание, и именно поэтому Ленину могла в дальнейшем прийти в голову безумная мысль устроить антикапиталистическую революцию (реализовать идеи Маркса) в промышленно отсталой, аграрной стране. Как начинания Петра, так и начинания Ленина имели явно выраженный утопический характер: они основывались не на том, что есть, а на том, что должно быть.
25 августа 1698 г. молодой царь Петр возвращается из-за границы; он полтора года путешествовал по Европе (Пруссия, Швеция, Курляндия, Голландия, Англия, Австрия) под именем урядника Петра Михайлова, и это был первый случай, когда царь покинул свою страну. Уже на следующий день после своего приезда Пётр начинает собственноручно резать бороды русским боярам, заставляя всех переодеться в иностранное платье. Это должно было символизировать начало нового – европейского – этапа русской истории. В дальнейшем ношение бороды и русского платья означало выключение из общества: дворянин, отказывавшийся сбрить бороду или предпочитавший носить традиционную одежду, терял дворянство.
читать дальше

Б.А. Успенский, "Европа как метафора и как метонимия" ("Историко-филологические очерки")

URL записи

@темы: История, Филология, Цитата